Мексика: церемонии священников майя

Приближается 21 декабря, и майя готовятся встретить начало новой Бактунской эры, но не так, как многие предсказывали с излишним алармизмом, конец света. Священники, живущие в Мехико, начали церемонии, чтобы отметить дату, которая, согласно календарю майя, знаменует окончание эры Оксладжуя Бактуна.

Основные обряды проходили в парке Чапультепек, где отмечалась церемония Нового огня. Население майя в Мексике, насчитывающее около 800 000 человек, надеется на лучшую эпоху бактунов, чем нынешняя, начавшаяся в 1618 году. Древние, по сути, измеряли время в Бактуне, т.е. циклы, равные 400 годам, и сделали так, что конец 13-го Бактуна совпал с 21 декабря 2012 года. Многие интерпретировали эту дату как конец света, но священники и власти отрицают это.

«На самом деле, это не конец света. Пророчества майя были коммерциализированы, для нас это время, чтобы быть вместе и заново открыть для себя культуру майя», — объяснил Саул Мартин Анкона, секретарь по туризму Юкатана.

Хосе Маркес, священник майя, пожаловался на то, что власти не дают разрешения на проведение обрядов в древних святых местах: «Мы хотели бы провести наши ритуальные церемонии на каком-нибудь археологическом объекте, но нам не разрешают входить в наши дома. Мы очень злимся из-за этого».

Именно Джован Баттиста Суарди заказал Лоренцо Лото в 1524 году очень специфическое произведение — «Кристо-Вите» и «Сторие делле Санте-Барбара и Бригида». Дворянин был особенно поражен пророчеством о разрушительном потопе, который в феврале 1524 года уничтожит весь мир, не спасаясь ни от чего. Некоторые астрономы выявили на небе единственное астральное соединение, которое могло бы вызвать катастрофическое всеобщее наводнение.

Любопытный факт заключается в том, что идентичное выравнивание планет произошло в наше время несколько месяцев назад, в мае 2012 года планеты были идеально выровнены (некоторые из них были видны невооруженным глазом). Мир, конечно, не кончился, и Баттиста Суарди был так рад, что заказал красивую фреску в качестве благодарного подарка своему другу-художнику Лоренцо Лотто.